Кесарево сечение в австралии

Так как у нас во дворе паслись овцы, а предполагаемая дата родов выпадала на 17 декабря, то друзья шутили, что буду рожать в хлеву и на Католическое Рождество.

На самом деле у нас было только 2 овцы, которых мы то брали с фермы, то отвозили обратно. Овцы просто неплохо справляются с покосом газона на заднем дворе, а когда трава становится снова короткой, мы отвозим их к другу на ферму. А еще иногда я баловала овец- выводила их за пределы двора на сочную лужайку или ломала ветки деревьев, чтобы они могли отведать зеленых листьев, что им тоже очень нравилось. Но ближе к родам для меня это стало немного напряжным, и мы решили отвезти их на ферму.

Я перехаживала намеченный срок, но стимуляцию делать отказывалась. Во-первых, потому, что они мне сами же дали бумажку, где были написаны все возможные побочные эффекты - от увеличения риска вытаскивания щипцами и кесарева до разного рода отклонений у ребенка. Процент конечно маленький, но все же. А еще подруга сказала, что когда рожала одного ребенка со стимуляцией, то это было очень больно по сравнению с другими родами без стимуляции. Она сказала, что при естественных схватках вырабатывается гормон, который частично обезболивает этот процесс, а при искусственных у тебя даже нет возможности передохнуть между схватками.

Я еще немного порылась в гугле - там вся эта информация подтвердилась.

В их же бумажке написано, что, если с ребенком все в порядке, то не стоит делать стимуляцию раньше 10-12 дней. А мне на 9-й хотели делать. (видимо, это было связано с Новогодними праздниками и дежурствами врачей.) А когда у меня внутри внутренний протест. Я так наоборот зажимаюсь! Тем более, я точно знаю, что яйцеклетка у меня созревает не в середине цикла, как у большинства, а чуть позже! (мы родились всего на пару дней позже того дня, в который нам хотели делать стимуляцию).

Конечно, если бы ребенку там что-то угрожало, то я бы согласилась и на стимуляцию, и на все, что угодно. Но никаких причин я не видела. Даже не было угрозы того, что ребенок вырастет слишком большой!
Но я каждый день приезжала в госпиталь на проверку. Они мониторили ребенка - его сердцебиение и шевеления, УЗИ тоже сделали. В результате у них не было веских причин торопить наше рождение.

28 декабря я в съездила на море, искупалась, съездила на очередную проверку своего малыша, обитающего в моем животике. Малыш был в полном порядке. Вернулась домой, покушала. Вдруг в дверь постучался священник, живущий в доме напротив:

- Это не Ваша овца сбежала и бегает по детской площадке?

- Да нет, мы своих временно увезли на ферму, - удивлению моему не было предела.

Откуда здесь еще может быть овца?! Может еще кто-то завел? Но, насколько я знаю, в нашей окрестности почти нет таких больших участков земли, где бы можно было бы держать овец без проблем. Может священнику померещилось? Да не может быть - он там на площадке не один был, а с сыновьями играл в мяч. Странно.

В последние 3 дня перед родами по вечерам меня посещали регулярные тренировочные схватки. 28 декабря в 9.30 вечера несколькими порциями отошли воды. Через час уже схватки были каждые 5-10 минут, но такие же не болезненные как и тренировочные.

В госпитале нас встретила какая-то неприветливая дежурная доктор, поэтому рожать сегодня я как-то сразу передумала. Пошла спать в палату и более-менее мне это удалось. Особенно хорошо спалось, свесив голову вниз. :)

За ночь никакого прогресса родовой деятельности не произошло - как было с вечера 3 см раскрытие шейки матки, так и осталось. И не удивительно - я не собиралась рожать ночью с тем доктором. А на утро пришла очень заботливая акушерка - то ли японка, то ли китайка по имени Лиин и повела меня в родильную комнату. Пришла и другая доктор.

Я сказала, что хочу натуральные роды в воде, но эта молодая докторша сказала, что никак нельзя, потому, что я перенашиваю. Я
возмутилась - ведь я перенашиваю всего 12 дней и еще сутки не прошли с тех пор, как они проверяли, в порядке ли малыш! Тогда она
нашла другой аргумент - якобы у них нет датчиков, которые контролируют пульс малыша под водой. Ага! Как же! В каждой палате бассейн, а датчиков нет! (Видимо, с родами в воде для них больше возни и больше внимания нужно уделять.) Тогда я заявила, что поеду рожать домой. Врач явно не ожидала, что роженица в процессе схваток еще будет иметь силы отстаивать свои решения. Тут сразу и датчики нашлись, и в воду мне было разрешено залезть, правда, всего на 4 часа. Потом сказали, что будут проверять.

Что удивительно, мне действительно удавалось совершенно отключаться между схватками, которые появлялись каждые 5 минут и чаще. Я просто отлетала в другие миры, а прилетала во время схватки или тогда, когда клевала носом в воду. Муж в это время делал мне легкий массаж и поливал спину водой. Боль была вполне терпимой – я даже не уверена сейчас, что там вообще была боль. Скорее очень хотелось по большому, но акушерка запрещала тужиться - заставляла дышать. Ну а от такого усиленного дыхания я опять отлетала :) В некоторых эзотерических практиках даже есть специальные способы дыхания, чтобы вылетать из тела - вероятно, именно это со мной и происходило.

Через 4 часа меня попросили выйти из воды на проверку. Акушерка констатировала, что все очень хорошо - за 4 часа раскрытие увеличилось с 3 до 7 см, и сказала, что я могу вернуться в воду и продолжать.

Но не тут-то было. Пришла эта молодая и амбициозная врач и решила сама все проверить, да сделала это так грубо, что ребенок там покакал и показатели приборов изменились на несколько секунд. После этого она радостно провозгласила, что ребенок в опасности - надо срочно делать кесарево и тут же нажала кнопу сирены. Набежала куча народу в халатах, окружили меня.

Для нас с мужем такой поворот событий был просто шоком – ведь всего 5 минут назад все было в полном порядке, а теперь только потому, что доктор там грубо поковырялась, нам грозило кесарево.

"Посмотрите, приборы же опять пришли в норму!" - пытался повлиять на ситуацию муж.

"Ребенок в опасности, нужно срочно вынимать", - жестко повторила врач.

Я не могла поверить, что все так и не хотела верить, что сейчас нас разрежут. Видимо, и ребенок не был согласен на такой исход. Да и тело мое, будто бы почувствовав опасность, начало предпринимать экстренные меры – схватки резко усилились и начались потуги. То ли от шока, то ли от испуга, но эти схватки не были невыносимо болезненными, хотя я была уже не в воде и без всякого обезболивания, да и к тому же в одной из самых неудобных поз для родов - на спине. Естественно, мои потуги уже были заметны всем - в том числе и другому сбежавшемуся на сигнал тревоги персоналу. Докторше пришлось проверить раскрытие еще раз. Каково же было ее удивление, когда она обнаружила, что за эти последние секунды у меня уже свершилось полное открытие и показалась головка.

И тем не менее меня отвезли в операционную - на всякий случай и в вену уже вставили капельницу, на случай потери жидкости. В тот момент мужа попросили тоже надеть специальный халат и шапочку и подождать за дверью, пока меня готовят к операции. Но он не мог ждать - ему нужно было быть там - со мной. От отчаяния он со всего маху ударил кулаком в стену, и они решили, что лучше его пустить сразу, пока он всю больницу не разнес. :)

“Тужься! Тужься!” - как волшебную мантру повторял мой муж и, со слезами на глазах, отчаянно целовал мое лицо, - “Если будешь хорошо тужиться, они не разрежут!” Потом он признался, что так сильно молился только 2 раза в жизни.

И я тужилась, стараясь сдерживать крик и переводить его в поток энергии. Докторша сделала несколько надрезов и схватила вакуумный аппарат. Мы с мужем оба считаем, что это все тоже было лишним, но в тот момент мы уже были рады тому, что не кесарево. Головка малыша вовсе не была большой и спокойно прошла бы сама, возможно просто понадобилось больше потужиться. Но самое интересное не то, что она сделала разрезы, а то, что в отчете про разрезы не написала, а написала, что малыш сделал мне разрывы второй степени. Зачем эта ложь?! Мы конечно с мужем не были в полностью осознающем состоянии, но не до такой же степени, чтобы не заметить ее действия, которые она, кстати, комментировала при свидетелях. (Там человек 10 было в халатах.)

Когда малыша положили мне на грудь, он не кричал и не плакал, но вовсе не от слабости - он просто смотрел на меня и изучал мое лицо. Я еще довольно долго не отпускала его от себя и не давала никому из медперсонала к нему прикасаться :)


Так у нас появился сыночек – 9 по шкале апгар, 3100 кг, 59 см.

Потом я выяснила, что у врачей тут – в Австралии - зарплата просто зависит от проведения дополнительных операций. А мы-то им верим, надеемся, что то, что они советуют на самом деле является необходимостью. А это просто банальный бизнес, в котором есть честные игроки и не очень. Ведь все начинается даже с простого рецепта, за который врач получает комиссионные.

А вот в Древнем Китае раньше были совсем иные устои. Там у каждой семьи был свой врач. И этот врач получал деньги от семьи только тогда, когда все члены этой семьи были здоровы! Вот те врачи действительно были заинтересованы, чтобы их пациенты были здоровы или же поправлялись очень быстро. :)

Во многих развитых странах, таких, как Австралия, хотя бы делают вид, что пытаются помочь.

А вот в России вообще, последнее время совершенно открыто ведется война с домашним родовспоможением, грудным вскармливанием, а соответственно со здоровьем матерей и детей. Эта война имеет под собой коммерческие интересы, побочным эффектом – уничтожение нашего народа.

Вы здесь

Месторасположение:

Переходим к кульминационному моменту: собственно, родам. В моем случае это было кесарево сечение, так что если вам интересно каково оно рожать естественным путем (natural), то это не ко мне :)

В предыдущей части я упомянула что кесарево (КС) у меня было плановым. Объясняется это все очень просто: первый ребенок был рожден путем кесарева сечения. По заверениям врачей, за 12 лет все прекрасно заросло и зарубцевалось, но я не фанат того, чтобы яростно настаивать на том, чтобы все было максимально естественно, я больше за здравый смысл и разум. В моем случае были определенные риски, что даже решившись на нормальные роды, все могло закончиться экстренной операцией. Так что здраво рассудив, я решила не играть в рулетку, а идти по уже известному пути (пусть и со своим букетом особенностей последствий полостной операции).

Еще хочу отметить что во время рутинных осмотров доктора в госпитале регулярно спрашивали что я помню на что подписалась. Кроме того, на моей обменной карте была соответствующая наклейка-индикатор, так что случись что - врачам, даже в другом госпитале, было бы все известно.

Итак, накануне дня Х, я созвонилась с госпиталем чтобы подтвердить время, когда нужно приезжать. Операцию назначили на час дня, приезжать сказали к 11ти.

На следующий день, 18/07, точно в срок мы (я и муж) прибыли “сдаваться”. С Егором дома осталась бабушка, очень удачно приехавшая к нам в очередной раз в гости. Приезжать сказали натощак (завтрак до 7 утра и ничего, даже воды, после), никаких украшений (серёжек, цепочек, колец) и ценностей. Припарковали машину на улочке неподалеку, взяли чемоданчик с вещами и пошли.

В госпитале нас направили в родильное отделение, а оттуда - в двухместную палату. Для меня все это было в новинку, и кровати на колесиках с возможностью поднимать-опускать спинку, и шторки между кроватями, так что было время попозировать.


За шторкой была пара с маленькой девочкой, они готовились к выписке, так что то к ним, то к нам постоянно кто-то из медсестер заходил. Примерно через полчаса пришла медсестра, которая еще раз перепроверила все бумаги, надела мне на ногу и руку браслет с именем, датой рождения и номером пациента, выдала больничную робу. Я переоделась и продолжила ждать. Еще через некоторое время пришла другая медсестра, Helen, которая сказала, что час пробил, идем. По пути Хелен рассказывала о том, что мне предстоит, как будут делать укол с анестезией и чего дальше ожидать. Все было очень спокойно, дружелюбно, с шутками и подбадриваниями. Пока мы спускались в операционный зал, “мою” кровать из палаты повезли за мной на лифте.

В предоперационном отделении ко мне подошли познакомиться анестезиолог, его помощница, хирург, еще один хирург, два студента (я дала свое согласие на то, чтобы они были на родах в качестве наблюдателей, нужно же где-то учиться), еще кто-то. Другими словами, вокруг меня постоянно крутилось человек 5, а всего в операционном зале Дима потом насчитал человек 11. Анестезиолог поставил катетер в руку, еще раз наиподробнейшим образом объяснил как и куда будет поставлен укол в спину и меня (без Димы) отвезли в операционный зал.

Так как предыдущие роды у меня были под общей анестезией, эпидуральная (кстати, могу ошибаться, может, это была не epidural, а spinal, но я не знаю в чем разница) анестезия была для меня в новинку. Сам укол ставится под местной анестезией, так что я его не почувствовала, зато довольно быстро ноги начали тяжелеть и слово “затекать”. Очень необычное ощущение! Затем я перестала чувствовать и низ живота и область почти ниже груди. Мне постоянно измеряли давление, пульс, ну и сам анестезиолог сказал, что если я себя почувствую как-то “не так”, дать ему знать. Собственно, когда я поняла, что у меня очень сильно кружится голова, мне что-то через катетер на руке впрыснули, из-за чего верхнее давление поднялось до 150 (моя норма: 110 на 80), но стало лучше. Где-то в это же время мне поставили еще один катетер в мочевой пузырь, в операционный зал пришел Дима в специальной робе и шапочке, место разреза отгородили специальной шторочкой и процесс пошел!

Все было очень быстро. Ррраз - и анестезиолог говорит Диме: готовь камеру. Два - и я слышу крик ребенка. Три - и до меня доходит, что кричит не какой-то абстрактный ребенок, а вполне конкретная НАША малышка. Четыре - мне добавляют еще каких-то лекарств в капельницу, а Диму приглашают перерезать пуповину. Пять - и активно возмущающийся запеленутый комочек кладут мне на грудь. На все это ушло минут 15, не больше.

Ива родилась в 13-55 весом 3395гр, 10/10 по шкале Апгар. Рост измеряли уже позже, на второй день (51,5 см).


Дальше меня долго (ну как “долго”, минут 45) зашивали. Дима тем временем успел и дочь покачать на руках, и колыбельную ей спеть, до того момента как их (его и Иву) позвали наружу. Меня же тем временем зашили, переложили на мою кровать и вывезли к медсестрам, Диме и Иве. Ко мне начала возвращаться чувствительность (и боль!), так что мне быстро дали кучу обезболивающих. Так я провела в пост-операционном отделении еще некоторое время, пока чувствительность не вернулась почти на все тело (кроме ног, которые “вернулись” уже ближе часам к 11 ночи). Шов, к слову, тут делают сразу рассасывающимися нитками, заклеивают специальным водоотталкивающим пластырем, так что в душ можно идти сразу же, как сможешь. Ну а дальше меня на кровати торжественно повезли в палату. Иве поставили ее первые прививки (витамин К и гепатит В), а еще через некоторое время приехали мама с Егором, и мы начали всем писать о свершившемся факте друзьям и родным.

Первую ночь и первый день я помню плохо. Сказывается действие обезболивающих, из-за которых я была как в “тумане”. Даже не помню, что делала в ту ночь Ива и кормила ли я ее (наверное, да, но подносили ее из кроватки ко мне медсестры, потому что у меня ноги все еще не ходили). Зато на второй день утром мне вынули катетер из мочевого пузыря и перекатили к окошку.

Остаток моего пребывания там я была в палате одна (без соседок). В государственных госпиталях мужьям оставаться на ночь не разрешается, но все время днем со мной был муж, который меня опекал, помогал с дочкой, кормлением, моими подъемами, едой, сменой памперсов и так далее. Ночью без его поддержки было тяжелее, но терпимо. Медсестры приходили регулярно, спрашивали, как часто я прикладываю дочь к груди, как себя чувствую и так далее. И все очень спокойно и вежливо, обходительно и профессионально. Кормили, к слову, отлично: можно было выбрать заранее что хочешь из предложенного меню. Были и первое, и второе, и десерт, все, что приготовлено - диетическое, но вкусное! Десерты и перекусы были больше “химическими”: сок в тетрапакете, печенье, маффины… Но это не главное. Главное что еды было вдоволь и не приходилось ждать “передачи” вкусняшек с родными.


На третий день я себя почувствовала еще лучше, так что запросилась домой. К вечеру пятницы оформили выписку: медсестра осмотрела дочь, проверив ее слух, зрение, бедренные суставы, вес, ещё что-то.. обо всем этом ребенку сделали записи в специально выданной карточке. Мне же выдали рецепт на обезболивающее (Endone) и рекомендации пить его и парацетамол/ибупрофен по ощущениям, не геройствовать и не бегать марафоны в ближайшее время :) объяснили, что к нам ещё прийдёт медсестра из госпиталя, проверить что у ребенка есть безопасное место для сна и вообще все хорошо (в скобках отмечу что в Австралии после обычных родов домой отправляют в тот же день, а с КС могут и 5 дней продержать). Ну а дальше, как только дали “добро”, мы сели в машину и поехали ДОМОЙ.

Началась наша жизнь вчетвером.

Об авторе: За семь с лишним лет жизни "вверх ногами" Катерина и ее непоседливое семейство побывали почти во всех "must visit" (и не только!) австралийских местах.

Заметки о поездках пишутся постфактум, поэтому если вы хотите быть в курсе всех наших новостей в удобном для вас формате, подписывайтесь на обновления: Instagram / Facebook /RSS / EMail


Мы часто повторяем, симптом – это не главное, но именно он привлекает наше внимание к болезни, тлеющей или пылающей в организме. К кашлю наше замечание относится в полной мере.
Прежде всего, нужно отметить, что сам по себе кашель не лечится. Такой болезни – кашель – нет. Есть различные другие заболевания, при которых кашель – сухой или влажный, отхаркивающий – является проявлением болезни. Поэтому лечить нужно заболевание – и это компетенция врача. А вот облегчить кашель, как симптом заболевания, можно и с помощью наших советов. Влажного кашля это не касается. Влажный, отхаркивающий кашель - это тот результат, которого мы хотим добиться, когда пытаемся справиться с кашлем сухим, надсадным, разрывающим грудь малыша и нашу душу в буквальном смысле этого слова.

Что умеет малыш в 1 год и 3 месяца


Что умеет малыш в 8 месяцев.


За время беременности я набрала 13 килограмм и без труда их сбросила после родов, но фигура у меня заметно изменилась. Своего семимесячного сынишку я до сих пор кормлю грудью, поэтому думала, что долго еще не смогу иметь такую фигуру, как до беременности. Но, несмотря ни на что, я – кормящая мама, я смогла достичь того, чего хотела с помощью следующих упражнений всего за 1,5 месяца.
Если вы хотите добиться замечательного результата, упражнения нужно выполнять регулярно, не пропуская ни одного дня.



Все, что окружает малыша, имеет свой цвет, размер, форму. Поэтому уже с первых месяцев жизни, показывая крохе предмет, называйте не только его наименование, но и цвет предмета, форму, размер (например, погремушка красная, кубик квадратный, мячик круглый и т.д.). Малышу, конечно, пока еще нет дела до того, что погремушка красная, главное, что она гремит. Но помните про копилочку – знания-то откладываются. И к полутора-двум годам ваш малышок будет если не называть цвета и формы, то, по крайней мере, знать их.
Игры, которые мы сейчас вам предложим помогут проверить знания малышей, которые уже знают толк в квадратах и треугольниках, а малышам-новичкам в мире форм, размеров, цвета помогут познакомиться с этими интересными понятиями.


Грудное молоко уникально! В материнском молоке содержатся биологически активные вещества (ферменты и гормоны), защитные факторы, оберегающие ребенка от множества заболеваний и проблем. Например, благодаря иммуноглобулинам блокируется активность многих бактерий и вирусов, в результате чего они утрачивают способность к размножению (штаммы кишечной палочки, шигелл, сальмонелл, стафилококков и др.).

Уникальность грудного молока заключается еще и в том, что на протяжении всей лактации состав женского молока изменяется в соответствии с нуждами подрастающего малыша. Например, в первые 5 дней после родов у женщины вырабатывается молозиво, а в течение последующих 6–10 дней молоко приобретает признаки переходного между молозивом и зрелым молоком.


«Сейчас моему сыну 4 с половиной месяца. Я думала, что самый тяжелый период до 3 месяцев, пока малыша мучают газики, колики. Однако малыш до сих пор просыпается с плачем по ночам и сучит ножками. Как ему помочь?

Первые зубки у нас появились в 3 месяца. Не рано ли это? Как за ними ухаживать? В телевизионной передаче говорили, что от пустышки надо отучать, как только появятся зубки. Мы сосем только обычную резиновую пустышку, ортопедическую не признаем. Ей пользуемся только тогда, когда сильно капризничает и ничем другим отвлечь нельзя. Пора ли нам отучать от пустышки?




Это приложение создано специально для родителей, чьи дети уже перешагнули годовалый рубеж.
В приложение представлены готовые ежедневные рационы-меню для детей от 1 года до 1.5 лет и от 1.5 до 2 лет. А также более 300 рецептов детских блюд разных продуктовых групп (овощи, злаки, мясо, фрукты).

Устали каждый день изобретать для своего малыша сбалансированный рацион?
Значит, это уникальное приложение для Вас!
В нем вы найдете готовые полноценные рационы для детей 8-12 месяцев, расписанные на каждый день.

Жизнь в Австралии: Беременность и Роды – Операция кесарево сечение – Наши отзывы

08 июля 2014, вторник – День Х

Изначально хотела если уж и становиться мамой, то поздно, ближе к 40. Никогда не было желания быть многодетной, не знаю почему. Я сама у родителей единственный ребенок, много времени проводила у бабушки и в окружении двоюродных братьев и сестер.

Впоследствии, уже будучи студенткой как в России так и в Германии, много времени проводила с чужими детьми – работала воспитателем в детском саду, учителем в школе, вела частные занятия, бебиситтинг, au-pair… Вполне возможно, что все это и повлияло на мое решение никогда не становится многодетной мамой.

И изначально настраивалась на операцию кесарево. Естественные роды – не мое, не про меня вот вообще… У каждого свои тараканы в голове и предпочтения тоже.

Здесь в Австралии будучи беременной, довелось попасть к акушеркам программы Космос. Об этом я уже рассказывала подробно здесь:

Сейчас уже “задним числом” догадываюсь, что именно эти акушерки именно по этой программе видать “зациклены” на всем естественном (это мое предположение, основанное лишь на моих наблюдениях и не более того) – естественные роды, грудное вскармливание, ту же продукцию “джонсонс беби” они не чествуют, а отговаривают от нее, предлагая вместо этого использовать то же оливковое масло (после купания ребенка), а “прыщики замазывать тем же грудным молоком”… Ну вот как то так.

Не хочу обсуждать – хорошо это или плохо. Мне понравилось все лично в моем конкретном опыте, как здесь в Австралии велась моя беременность и как потом прошла операция кесарево сечение и восстановительный процесс после нее. Одна лишь ложка дегтя была – это вот именно та самая навязчивость всего естественного, в какие то моменты – непробиваемая, но это уже в прошлом.

Поэтому “договориться” со своей акушеркой на операцию кесарево при беспроблемной беременности, думаю, в моем случае было бы просто нереально. И меня это очень беспокоило всю беременность, т.к. как я уже пояснила – рожать естественно я никак не хотела и очень боялась этого, ибо фу…

НО тут мне на помощь пришел сам Никита – он где-то в конце апреля развернулся головой вверх и никак не хотел переворачиваться вниз. Моя акушерка сначала спокойно к этому отнеслась, мол, еще сто раз перевернется туда обратно.

Но в июне она уже забеспокоилась… И стала рекомендовать мне полёживать в позе “моей попой вверх” или понюхивать какие-то китайские палочки… Как вы догадываетесь, наверное, всё это в мыслях моих было послано далеко и надолго…

В итоге мне предложили пройти процедуру “переворачивания” бебика. Притопали мы с утра в госпиталь и благо, что перед этой процедурой (она короткая, не не безболезненная) был прием у врача. С ним мы тщательно и основательно пообщались на тему переворачивания, рисков и потом родов.

Кстати, (чисто из моего опыта) местные врачи никогда не говорили мне, что конкретно делать и как поступать в моем случае. Они всегда давали подробное описание моей ситуации, варианты развития событий, риски, плюсы и минусы того или иного варианта, но никогда не говорили а-ля “делайте, вот это, потому что…”. Всегда выбор оставался за мной. И они так и говорили, мол, решать вам и только вам.

Так же и этот врач – подробно объяснил все-все-все, но… принимать решение должны были мы с Тёмой:

а) переворачивать малыша – а это давало только где-то %40 гарантии, что он остался бы вниз головой и не перевернулся обратно, следовательно, если бы перевернулся таки опять головой вверх – можно было попробовать естественные роды (попкой вниз) и в такой ситуации вынужденная операция кесарево волне возможно была бы неизбежной таки;

б) не переворачивать, а запланировать кесарево.

Врач ушел из кабинета и дал нам с Тёмой время на обдумывание и принятие решения. Ну… мы долго и не думали. В ситуации с “бридж позишен” (головка вверху) самое безопасное для бебика – это кесарево. Понятное дело, что для мамы операция влечет за собой риски.

Но представьте себе, если рожать естественно бебика, который попкой вниз… Тут риски и для бебика и для мамы, поэтому если уж и выбирать, как говорится, “одно из двух зол”, то пусть лучше будет в безопасности малыш, а мама большая-взрослая – она справится.

В общем, мы так и пояснили врачу нашу “логику”. На что он нам тут же ответил, мол, если бы его жена была в подобной ситуации как я сейчас, он бы однозначно посоветовал ей кесарево… На том и порешили.

Операцию изначально прикинули на 03 июля 2014 года, поставив меня в список ожидающих. “Успеть родить” нужно было до 10 июля, т.к. плановое кесарево делается максимум в последнюю неделю беременности. Так нас отправили домой, велев ждать письма от госпиталя либо с подтверждением этой даты, либо с назначением новой.

Вот не поверите, как камень с плеч свалился. Беременность сама по себе у меня была легкой, настолько легкой, что даже не знаю на что пожаловаться. Так и не довелось узнать, что такое пресловутый токсикоз, коим постоянно “хвастаются” мамочки. Да, пополнела, сейчас вот после родов усиленно сбрасываю накопленные 17 кг.

Единственное, что никак не давало мне покоя и будоражило мне душу и нервы – это вероятность естественных родов, фу… А тут – как по заказу, как я и хотела, запланированное кесарево. Оно ясно и понятно, когда и в какое время будет операция, когда появится малыш, сколько будет идти вся процедура и т.д.

Понятное дело, что непонятно оно, будут ли какие осложнения во время операции или нет. Но ведь во время естественных родов картина та же самая… Порвешься или нет, будут зашивать или нет, как долго вообще будут роды с ужасной болью и т.д. и т.п…

В общем, я в тот день, когда стало окончательно ясно, что у меня будет кесарево, прям на крыльях летала!

Так вот, день операции нам переносили два раза. Сначала 03 июля, потом 07 июля и потом таки назначили окончательно на 08 июля, в госпиталь нужно было явиться к 12:30, сама операция начиналась в 14:00. Все ясно и понятно.

Про мой день перед Днем Х я подробно рассказывала здесь:

Перед операцией нельзя было есть, начиная накануне в полночь. Поэтому дабы не травить себе душу голодом с утра в День Х, мы с Тёмой решили отоспаться часов до 11:00 – это был наш последний крепкий, доглий и беззаботный сон перед появлением Никиты.

Проснувшись в 11:00 мы быстренько собрались (сумка с вещами для госпиталя давно уже была готова) и отправились… Нет, не в госпиталь.

Ниже на фото: Присели на дорожку…


Забавно, но факт – именно 08 июля 2014 года я (Ната) получила на руки австралийский загранпаспорт (Тёма – неделей позже).

Да-да. Мы съездили в наше тут рядом почтовое отделение и получили на руки мой новехонький австралийский паспорт.

Про получение австралийского гражданства мы рассказывали здесь:

На все про все (оформление гражданства и потом австралийского паспорта) у нас с Тёмой (спасибо ему за все старания) ушло где-то всего лишь два месяца! Это очень и очень быстро по местным австралийским меркам.

Таким образом в госпиталь я ехала будучи “официально” австралийской гражданкой с австралийским загранпаспортом на руках. Успела вперед Никиты (он по умолчанию родился уже австралийским гражданином, и русским – конечно же тоже).


В Royal Women’s Hospital мы приехали вовремя, машину оставили на парковке в его подземном гараже, вещи оставили в багажнике и потопали в дневное операционное отделение, где кроме операций кесарево еще и делают операции по всяким женским болячкам.

Там на ресепшен меня сверили со мной, с моими и с их документами, нацепили на обе руки пластиковые браслеты с моим ФИО и ID-номером. В последствии по нему опять же сверяли меня, документы, Никиту (у него был свой браслетик) и все медикаменты, выдаваемые мне.


Потом мы прождали где-то минут 20 в маленьком зале ожидания и за нами пришла Келли – акушерка тоже из программы Космос, которая заменила мою акушерку Эшли (та заболела в тот день). Келли, кстати, не смотря на непробиваемость все же понравилась мне больше всего – душка еще та! Спасибо ей огромное за всю помощь, внимание и заботу к нам всем троим.

Дальше около часа была долгая процедура – все очень вежливо, дружелюбно, с улыбками и очень заботливо. По очереди – акушерка, врач-анестезиолог и (так и не поняла) “женский” врач – прошлись по своим длинным стандартным вопросам-опросникам, замер давления, еще раз короткий УЗИ (чтобы еще раз удостовериться, перевернулся бебик или нет), анализ крови (для анестезиолога, в случае большой потери крови, чтобы знать, что именно мне вливать…), втыкнули мне в руку штучку для капельницы.

Нас с Тёмой тут же переодели. На мне были две “робы” с завязочками. На Тёме – стандартная медицинская одежда – синие брюки и кофта. Тёма при виде всего, что нас окружали и что происходило со мной, держался бодрячком, хотя жутко переживал. Оно ведь всегда проще быть тем, кто “виновник события”, а не тем, кто ждет… Ждать всегда тяжелее.

Потом мы всей толпой (мы с Тёмой и Келли) потопали непосредственно в операционное отделение, там у ресепшен и стали ждать своей очереди. Перед нами была одна пара и после нас другая, а рядом – пара женщин, ожидавших свои операции по “женским болезням”.

У нас троих (кто шел на кесарево) рядом были тележки-люльки для бебиков, приготовленные уже заранее – заправленные пеленками, одеялки, подушка для мамы, одежка для малыша (на время пребывания в госпитале), влажные салфетки, памперсы и т.д. Нашу с Тёмой одежду мы сложили в специальные мешки (их нам тоже выдали) и положили тут же на нижнюю полочку под люлькой. Все удобно.

А дальше было долгое ожидание. Волновалась ли я?… Нисколечко. Давным-давно уже хотелось “расквитаться” с этой долгой беременностью (самый скучный период в моей жизни…), встретиться наконец таки с долгожданным Никитой, избавиться от кенгурушной сумки – толстого живота и вернуть себе свое тело и делать с ним теперь таки все что я захочу.

Ждать в итоге пришлось дополнительный час, т.е. вместо запланированных 14:00 меня вызвали в операционную лишь в 15:00. Пока ждали, наша акушерка “развлекала” нас всякими вопросами, записывала что-то, заполняла, объясняла… Все очень заботливо, что очень приятно. Кстати, у каждой из нас троих, ожидающих операцию, были свои акушерки.

Так вот, в 15:00 за мной пришли из операционной. Тёма остался ждать у ресепшен, его впустили в операционную после того, как мне сделали эпидуралку. Не знаю, почему такие правила – процедура то сама по себе изи-пизи…

Ниже на фото: Всю “ювелирку” мне пришлось снять на время операции. Очень хотелось, чтобы крестик был на мне “на всякий случай”, но было нельзя. Одела на Тёму, Тёма все переживал, что выглядел как реппер, увешанный золотыми цепями. Наша акушерка все его успокаивала, мол, “донт ворри, лук у тебя вери найс”…


Это была моя первая в жизни операция как таковая вообще и надеюсь, что последняя. До этого у меня не было вообще ни малейшего представления, что это такое и с чем это все едят…

Заходим с акушеркой Келли в операционную, а там… А там меня встречает аж человек 10 где-то… Я аж в ступор впала на некоторое время и забыла, как по английски говорить. Каких только там сотрудников не было, даже одна из них – тетечка, которая отвечала за инструменты – ее задача была, пересчитывать, сколько ушло и сколько вернулось, чтоб ничего нигде случайно не зашилось.

Пока меня там готовили – все до единого пытались меня как-то развлечь-отвлечь. Что только не спрашивали. Очень было приятно услышать, что когда они узнали про имя нашего сына – Никита, сказали, что это самое красивое имя для малыша на тот момент дня. Вежливые они. Австралия такая мимишная…

Не знаю, вполне возможно, что эпидуралка должна быть болезненной процедурой… Задача одной медсестры заключалась в том, чтобы “предоставить себя” для объятий и сжиманий, если вдруг пациентке будет очень больно во время втыкания там иголок в спину.

Такая забота – очень приятное дело. Но я – “увы и ах”- вообще ничего не почувствовала. Все было мега-быстро и как самый обычный укол, только в районе позвоночника. Неметь все стало молниеносно. Вот прям в считанные минуты я уже не чувствовала тело ниже груди.

Чувствительность проверяли кубиком льда – прикладывали к лицу (чувствую), к шее (тоже), к груди (ага), ниже груди – ноль эмоций. Ноги чувствую что есть, а поднять-пошевелить вообще не могла.

Потом меня от меня самой отгородили занавесочкой и что там делали – я ничего не видела. И тут позвали Тёму. Он сел рядом со мной у изголовья и в принципе то мог видеть всю операцию, но ему было так переживательно, что он туда так и не смотрел, оно и понятно.

Ниже на фото: Оборудование для бебика в операционной.


А потом все было так, как это обычно бывает у зубного врача – после обезбаливания чувствуешь, что что-то делается-ковыряется, а что именно – непонятно и вообще не больно.

Мне пообещали сказать, когда начнут “резать”, и все присутствующие дружелюбно и очень приветливо болтали со мной, с Тёмой и друг с другом. Я все ждала, когда скажут “ну, поехали…” и вдруг слышу фразу от врача “ножка уже видна…” – обалдеть…

И потом все было мега быстро. Тёме предложили пофотографировать (хоть зафотографируйся там, никаких ограничений). Вдруг раздался четкий плач малыша, Тёма снимал на видео, как Никиту перенесли на детский стол с медоборудованием, дали Тёме отрезать пуповину, сделали пару необходимых процедур и вручили новоиспеченному папе Тёме сына Никиту, завернутого в одеялко и усадили обоих рядом со мной у моего изголовья.

Было настолько все быстро и как-то… неожиданно что-ли. Из одеялка выглядывало личико – маленькое, розовенькое (Никита был как пупсик – чистенький, розовенький, с волосиками и голубыми глазками). Мы с Тёмой конечно же поплакали от счастья, куда деваться…

Долго думала, как описать это состояние, когда одно дело вынашивать в себе малыша, и совсем другое – вот он, родненький, появившийся на свет в наших руках… Сложно в это было поверить, что вот он – настоящий и реальный… И такой весь хорошенький – самый лучший в мире.

Никита появился на свет в 15:44 во вторник 08 июля 2014 года. Еще чуток они с Тёмой посидели рядом со мной и потом их увели в соседнюю комнату для дальнейших процедур, а меня быстренько “привели обратно в порядок” и уже минут через 15-20 я была снова вместе с моими мужчинами.

Кстати, что забавно – пока меня зашивали, Келли спросила меня, не нужна ли мне моя плацента, показав при этом мне маленькое пластмассовое ведерко… Сказать, что я была мега удивлена, ничего не сказать… Только и смогла промямлить, мол, нафига она мне … зачем?…

На что Келли ответила, мол, есть мамочки, кто забирают и потом хоронят эту свою плаценту. Тут у меня вообще пачка отвалилась… Я даже представить себе не смогла, как я вот хороню эту плаценту где-то тут в Австралии… Жесть. В общем, сошлись на том, что никому из нас тут присутствующих эта моя плацента даром не нужна…

Потом после операции в послеоперационном отделении меня передали в руки очередной медсестры и они с Келии что-то там проверяли-перепроверяли, мерили-измеряли и уже там дали мне в руки Никиту.

Обалдеть! Такой маленький тепленький комочек, тихо сопящий и созерцающий новый для него мир. Такой хорошенький, словами не передать.

И нас с ним в сопровождении Тёмы и Келли повезли на кровати-каталке на какой-то там этаж по длинным коридорам в палату.


Палата досталась одноместная и по внешнему виду как гостиничный номер, все было очень комфортно и уютно. Там нас оставили одних. И так начался новый раздел в нашей с Тёмой жизни – родительский.

Маленький сынок так в основном и не сходил с наших с Тёмой рук – был то у меня, то у него. На ночь Тёме нельзя было оставаться с нами в госпитале, часов в 11 ночи он уехал домой. И не смог спать всю ночь от переизбытка чувств и эмоций. Я тоже не спала. Тоже чувства. Тоже эмоции. И переживания…

Переживать нам теперь предстоит всю оставшуюся жизнь, ибо это родительская учесть.

А дальше началась и продолжилась – большая любовь наша к нашему малышу, к нам к друг дружке, бессонные ночи, сладки беззубые пока что улыбки, голубые глазенки, пухлые щечки, куча памперсов и бутылочек, бузение и… И вот такое продолжение нашего большого семейного счастья. Чего и вам искренне желаем от всего сердца!

Пока-пока. Продолжение наших повествований следует.

Читайте также: