Палата мать и дитя после кесарева


Хотелось бы дать несколько рекомендаций, по тому, как максимально облегчить процесс пребывания в роддоме после кесарева.

Поверьте, очень приятно, когда от этого пребывания остаются хорошие, светлые воспоминания. Это ведь первые дни Вашего ребенка, первые дни, когда Вы с ним вместе.

Перечислю несложные действия, которые помогут Вам создать себе комфортные условия

Чтобы грудное вскармливание доставляло только радость и здоровье Вам и Вашему малышу, подготовьтесь к нему основательно и заранее. Купите в Мамином Магазине:

Примечание. Возврат продуктов питания и косметических средств возможен только при неповрежденной упаковке.

Если ребенок явно хочет есть, то не пугайтесь введения временного докорма (буквально на несколько дней). Если правильно выполнить всё, что касается докорма, то Вы сможете уже на этапе выписки из роддома от него полностью отказаться, см. часть Правильный докорм после кесарева сечения.

Определите, какие вещи Вам нужны для удобного сна и удобного кормления. Это, как правило, пара подушек нужного размера или попросите родственников привезти Вам подушку для кормления. Пусть Вам их обязательно передадут из дому. Привыкайте устраиваться удобно, и для сна, и для кормления.

Если Вы себя хорошо чувствуете и спите чутко, то вполне можно спать вместе с ребенком. Так больше времени выспаться, и молоко приходит лучше. Если Вы не уверены в своём состоянии, то лучше с совместным сном повременить.

Попросите мужа (или того, кто Вам помогает, или медсестру), помочь Вам в первый день разложить вещи на удобные места. Кладите всё так, чтобы нужные вещи можно было просто взять, не нагибаясь.

Если Вам больно носить ребенка (или Вы хотите поесть, попить, нужны свободные руки), то можно попробовать использовать пеленку и носить его, как в слинге, в положении лежа. Вместо пеленки можно применить любой шарф из натуральных тканей. Вес ребенка распределяется по Вашим плечам и спине, ребенок слышит Ваше дыхание и сердце, и как правило, спокоен.

Может ли муж (или кто-то еще) приходить и помогать с ребенком после родов и до выписки.

Вначале разберем, нужна ли такая помощь женщине после операции кесарева сечения. Мое мнение (у меня было две таких операции) – помощь нужна. Если взять общую практику (по большинству) того, что происходит с женщиной после кесарева сечения, то получится примерно следующее (рассматриваем ситуацию, когда и с мамой, и с ребенком все хорошо). Это два этапа. Палата реанимации и послеродовое отделение. В палату реанимации помощников не пустят точно, а в послеродовые палаты пускают.

Через сутки после операции мама уже потихоньку встает, и пробует ходить. И ее переводят в послеродовое отделение, где она уже лежит вместе с ребенком. По срокам это получается вторые сутки и вторая ночь после операции. Вот эти, вторые сутки и вторая ночь после операции, - пожалуй, самые трудные, по нескольким причинам:

  • Вам все еще ничего нельзя есть, вообще. Только пить. Поэтому (и не только поэтому), ощущается слабость, может кружиться голова.
  • Действие обезбаливающих ослабевает. Вы начинаете двигаться, и это реально больно.

Это первый вечер и первая ночь, когда Вы самостоятельно с ребенком. При этом, малышу уже второй день, у него уже может быть неплохой аппетит. А молока у Вас еще, скорее всего, нет. Как быть с этим, подробнее я рассматриваю в статье о ГВ, ссылка выше . Сейчас речь о том, что ребенок, чаще всего, именно в эту ночь ведет себя беспокойно. Его, скорее всего, нужно будет часто брать на руки, носить. Дальше будет проще, но именно на вторые сутки это очень тяжело и больно. Кроме того, Вас только перевели в новую палату, нужно хоть как-то удобно (для себя) все разложить (вещи, пеленки, одежду, посуду и тд). Когда каждое движение дается с болью, то, поверьте, лучше всё необходимое держать рядом (чтобы не наклоняться, не тянуться).

Исходя из этих основных соображений, мое мнение, что помощь нужна, особенно в первые дни в послеродовом отделении. В палату реанимации посетителей не пускают, да и помощь там не нужна, все делают медсестры. А вот после перевода в послеродовую палату, желательно кого-то позвать. В некоторых роддомах разрешают, чтобы папа (или кто-то другой) оставался ночевать, и помогал ночью. Но поверьте, даже несколько часов помощи вечером,- это очень много.

А когда я рожала второго, то уже были разрешены посещения. Когда меня перевели в послеродовую палату, пришел муж, разложил все вещи так, как мне было удобно, помогал мне вставать- ложиться, носил ребенка, пока я отдохнула, и тд. Так действительно было гораздо легче.


Все будущие мамы в нашей стране получают родовой сертификат, который обеспечивает бесплатные роды и свободный выбор государственного родильного дома. Но часто только роды по контракту кажутся будущим мамам единственным правильным решением. Лайф выяснил, сколько это стоит.

Столичные понты

Конечно, самыми высокими ценами славится столица. В среднем услуги в московских роддомах начинаются от 70 тысяч рублей. Из государственных заведений одним из лучших считается родильный дом № 8 при ГКБ № 68. Судя по отзывам, тут и комфорт, и профессиональные врачи, которые за год принимают более 6 тысяч родов. Стоимость контракта в платном отделении с дежурной бригадой как раз и обойдётся в 70 тысяч, роды с индивидуальным врачом-акушером стоят 100 тысяч рублей, кесарево сечение с персональным врачом — 120 тысяч рублей. После заключения договора с 36-й недели беременности и до родов проводятся консультации персонального врача-акушера, делаются УЗИ, КТГ, проводится лабораторная диагностика. Плюс индивидуальные боксы для младенцев и комфортабельные одноместные палаты. Разумеется, здесь предусмотрены партнёрские роды, присутствие родственников при операции, а также посещение родными роженицы в послеродовой период.

Такие же услуги можно найти во всех московских роддомах, цены в платных отделениях примерно одинаковые. А вот родильное отделение ц ентральной клинической больницы с поликлиникой Управления делами Президента РФ считается одним из самых дорогих и престижных. Решившим рожать там придётся раскошелиться на сумму от 200 тысяч рублей.

Дороже только клинический госпиталь Лапино "Мать и дитя", здесь средний контракт обойдётся в 250 тысяч рублей и выше. Платят тут за индивидуальный подход и условия проживания.

— Я сразу вела беременность в госпитале "Мать и дитя", контракт стоил 110 тысяч. Рожала там же, у врача второй категории, которая раньше работала заведующей в роддоме, у неё большой опыт — ещё 260 тысяч, — р ассказывает пациентка Эльвира. — Самые дорогие врачи — это четвёртая категория. Самые дешёвые — первая, около 110 тысяч. В контракт вошли роды, 12 часов в предродовой палате, отдельная родовая с врачом, акушеркой и неонотологом, анестезия. Можно было самой выбрать, как хочешь, чтобы прошли роды: партнёрские, вертикальные, гипнороды, в воду, классические, домашние роды (палата сделана как квартира, там есть большая ванная и диванчик, всё ярко, как дома). Потом пребывание в отдельной палате после родов 3 дня. Я 4 дня пролежала, пришлось доплатить 17 тысяч. Ребёнок может жить с мамой, а может лежать в детском отделении. Каждые 3 часа младенцев умывают и меняют подгузник. В контракт входило шестиразовое питание как в ресторане. Посещение круглосуточное.

Причуды Северной столицы

В Санкт-Петербурге цены гораздо скромнее московских, а сами услуги — причудливее. Так, в п еринатальном центре "Роддом на Фурштатской", где ведение родов индивидуальной акушеркой стоит 21,5 тысячи рублей , можно заказать "Императорское кесарево сечение" за 29,5 тысячи рублей . Под этим названием скрывается возможность присутствия на кесаревом сечении главы семейства. Акушер-гинеколог и психолог подготовят супругов к операции с информационной и психологической точек зрения. Также папа пройдёт серьёзное обследование, позволяющее ему присутствовать при кесаревом сечении.

Петербургский роддом № 10 предлагает родить по спецпредложению "Всё включено" за 69 тысяч рублей. Здесь же можно заказать за 10 тысяч родильный зал люкс с туалетом, джакузи, телевизором и комнатой для родственника, а также палату люкс с возможностью проживания родственника за 35 тысяч рублей.

В частной клинике "Скандинавия" стоимость контракта на роды составляет 158 тысяч рублей. Кесарево сечение здесь стоит 202 тысячи рублей. Доплата за индивидуальное ведение родов — ещё 55 тысяч рублей.

Рожаем в регионах

В среднем контракты на роды в регионах России стоят от 20 тысяч рублей. Но это, как говорится, средняя температура по больнице.

В Оренбурге цены на роды по контракту начинаются от 15 тысяч рублей, в Астрахани — от 17 тысяч, в Ростове-на-Дону и Казани — от 20 тысяч, в Махачкале — от 22 тысяч, в Сургуте — от 23 тысяч, в Тольятти платные роды обойдутся в 32 тысячи рублей. В Екатеринбурге цены несколько выше. Так, в роддоме № 40 роды с пребыванием в одноместной палате обойдутся в 75 тысяч рублей; кесарево сечение с пребыванием в одноместной палате — 100 тысяч рублей.

В Уфе частный госпиталь "Мать и дитя" предлагает контракт на роды "Антикризисный" — "всего" за 65 тысяч рублей при естественных родах и за 83 тысячи, если речь идёт о кесаревом сечении. В новосибирской частной клинике "Авиценна" аналогичная услуга стоит 115 тысяч рублей плюс 4,5 тысячи придётся платить за сутки проживания в послеродовом отделении. За присутствие мужа при родах надо доплатить ещё 10 тысяч рублей.

Минуя кассу

Если вас более всего волнует не комфорт, а индивидуальный подход, можно существенно сэкономить, договорившись с врачом или акушеркой, минуя кассу. В среднем договорённость со столичным врачом-акушером обойдётся в сумму от 30 до 50 тысяч рублей. В регионах врачи за ведение беременности и роды берут в среднем 15— 20 тысяч.

Чтобы удостовериться, насколько реально в Москве договориться об индивидуальном ведении родов, минуя кассу, я позвонила врачу-акушеру, сославшись на знакомых, которые воспользовались её услугами два года назад и остались очень довольны. Женщина согласилась, предложив обговорить все условия при встрече. Несколько лет назад её помощь стоила 20 тысяч рублей, сейчас — 30 тысяч. В эту сумму входит ведение беременности и сами роды. "А можно организовать кесарево сечение?" — поинтересовалась я. Врач сказала, что без показаний это будет сделать сложно, нужна будет справка от специалиста. Если, например, есть проблемы со зрением, можно обратиться за платной консультацией в клинику им. Гельмгольца . При этом медик отметила, что получить такую справку с рекомендацией на кесарево сечение там не составит труда — "её дают почти всем обратившимся".

Туристические роды

Ещё одна возможность для москвичей сэкономить, не ограничивая себя в комфорте, — обратиться в роддома Подмосковья и городов, находящихся в нескольких часах езды от столицы. В клиниках Московской области аналогичные услуги будут стоить в два раза дешевле. В Королёвском родильном доме (г. Королёв) ведение родов дежурной бригадой составит 40 тысяч рублей, персональным врачом-акушером — 45 тысяч, кесарево сечение, проведённое врачом — гинекологом-акушером дежурной бригады, обойдётся в 50 тысяч, с персональным врачом-акушером на 5 тысяч дороже. Проживание в отдельной палате — ещё чуть больше тысячи рублей в сутки.

В областном клиническом перинатальном центре им. Е.М. Бакуниной города Твери сервисное индивидуальное ведение физиологических родов врачами высшей и первой квалификационной категории обойдётся в 21 тысячу рублей, индивидуальное ведение оперативных родов — 26,8 тысячи рублей. Пребывание в палате — один койко-день стоит 2,2 тысячи рублей. В регистратуре центра нам подтвердили, что иногородние клиенты здесь не редкость, в том числе роженицы из Москвы. Беременных привлекает соотношение качества и цены на роды по контракту.

За что платим?

Стандартный контракт на роды предусматривает ведение беременности с 36-й недели врачом-акушером, который впоследствии ведёт и роды; анестезию и другие медикаменты; возможность выбора партнёрских родов и присутствия родственников в родильном зале и при операбельных родах; а также размещение в одноместной комфортабельной палате и неограниченное посещение роженицы близкими.

Но часть этих услуг — партнёрские роды и содержание ребёнка вместе с мамой — практикуют многие современные роддома совершенно бесплатно. А послеродовые палаты в большинстве отремонтированных роддомов отличаются почти таким же комфортом, что и в коммерческих отделениях. Так за что же готовы платить будущие мамы?

Одни роженицы платят, чтобы им сделали плановое кесарево, другие — чтобы избежать этой операции, навязанной врачами, и попытаться родить самой. Но все хотят, чтобы роды прошли с наименьшими потерями для здоровья мамы и малыша. За это не жалко любых денег. Но служат ли платные роды гарантией?

— Роды — это лотерея. Двух детей рожала в одном роддоме. Первого бесплатно, попала в пересменку, один врач назначил капельницу, пришёл второй — отменил, в потуги еле родила, вся разорвалась, — делится опытом Марина из Тюмени. — Второго ребёнка уже платно, договорилась со своим врачом-гинекологом, которая беременность вела. Я ей ночью позвонила, и она приехала не в свою смену. Она от меня не отходила, и у меня ни одного разрыва. Насчёт денег сказала, что только после родов и выписки и сколько сочту нужным. Ещё она мне на выписке помогла: делали УЗИ и у меня сгустки не вышли, а это наркоз и чистка. Так она сама их вынула рукой на гинекологическом кресле, было больно, но уже вечером мы с малышом были дома. Лежали в общей палате, но меня это не напрягало, я ей за медицинскую помощь платила, а не за отдельную палату.

— Частная клиника — далеко не гарантия качества, — р ассказала москвичка Милана. — Моя компания сотрудничала с одной из самых крутых клиник в городе, я была уверена, что моя беременность пройдёт как надо. Когда понадобился анализ околоплодной жидкости, я даже не переживала… И они убили моего ребенка. Попали иглой в глаз малышу.

К сожалению, контракт на роды не гарантия безопасности и качества. Проблемы можно нажить и в частной клинике, а здорового ребёнка легко родить, и не оплачивая каждый шаг, главное, чтобы повезло с роддомом и персоналом. Возможность выбора роддома по душе заложена в родовом сертификате, который каждая беременная россиянка получает бесплатно. Чтобы принять взвешенное решение, читайте отзывы о роддомах на специализированных сайтах, съездите посмотреть медучреждение, и тогда ваши роды — по контракту или бесплатно — с большой вероятностью пройдут удачно.

Наконец собралась с духом отчитаться о родах. Сообщество мне всегда очень помогало, так что с удовольствием отдаю дань. Мне 41 год, ребенок третий, беременность четвертая, наступила естественным путем. Третий мальчик)))

Беременность протекала без осложнений, не считая зверского набора веса, как всегда набрала около 30 кг. Из них двадцать ушли к 2-м месяцам ребенка, десять еще остались. Скорее всего уйдут месяцев через пять. По крайней мере, так было раньше. Мой обычный вес в районе 55 кг при росте 170, так что врачи никогда не считали такой набор веса патологией. Вроде бы худые часто много набирают.

На сроке 5-9 недель была гематома с кровотечением, довольно сильным. Ничего по этому поводу не делала и ничего не принимала, хотя врачи 31 больницы упорно меня пытались туда уложить и впихнуть всякие утрожестаны. Ушла под расписку. В итоге к 10-11 неделе кровотечение благополучно прекратилось и я отправилась в центр Мать и Дитя на заранее запланированную биопсию хориона. Биопсию сделали в 12 недель, анализ пришел через 10 дней и мне радостно сообщили, что у меня здоровый мальчик (было кариотипирование и микроматричный анализ). Эта известие вызвало у меня смешанные чувства, ведь я-то очень надеялась на девочку. Воспрянув духом через пару недель, решила вестись в Кулакова (близко к дому, можно без контракта, по уровню специалистов не уступает пмц). Велась у Нурутдиновой с 16 недель. Никаких нареканий по ведению нет, но и осложнений тоже никаких не было, так что особых комментариев не будет. В Кулакова на все визиты, узи и анализы потратила около 60 тыс.

Когда пришло время выбирать роддом, я металась между пмц и Кулакова. Я девушка экономная, так что без вопросов выбрала бы сразу Кулакова, но загвоздка была в том, что у меня тогда не было ОМС, а значит их дешевые программы мне были недоступны, а доступны были только дорогие. А зачем мне дорогие, рассуждала я, когда можно за сравнимые деньги пойти в пмц и получить другой уровень комфорта. Но в итоге оказалось, что я смогла купить дмс-программу за 150 тыс. на плановое кесарево. От пмц отказалась, так как не нравился потенциально неконтролируемый ценник. Я люблю, когда в финансовом плане все оговорено и предсказуемо, при прочих равных конечно. В данном случае равными были уровень хирургов и условия в детской реанимации.

До 38 недель все было спокойно и отлично, а в 38 мне намерили многоводие и крупный плод, примерно 4200, и Нурутдинова позвонила мне и сказала приезжать на плановую госпитализацию еще до 39 недель, так как третье кс, многоводие, крупный плод. за что ей большое спасибо, так как воды отошли через двое суток на сроке 39+1, и мне не надо было никуда ехать и суетиться, я была уже там. Тут же позвонили дежурному хирургу, им оказалась зав. отделением Мешалкина. Я обрадовалась, так как знаю, что многие хотят к ней попасть. Операцию провели через полтора часа после осмотра, как только я была готова. Вот тут все было не так радужно как в первые два раза. Ребенок и вправду оказался очень крупным: 4600. Из-за этого и еще из-за многоводия матка была очень большая, зашивать ее было трудно. И третье кс. Сказали, что ткани просто расползались. Шили долго, сказали, что аж употели. Сказали, что больше рожать мне не нужно. Не то чтобы я собиралась, но все равно было немного грустно). Потом я была в реанимации, где она наказала меня держать до утра, 12 часов, так как операция была не простая. И вот тут случилось что-то, что мне не понравилось. Врач-реаниматолог вознамерился отправить меня в палату через 6 часов, как всех, так как якобы страховая не оплатит им больше. Они сделали узи, убедились, что матка сокращается нормально. Я немного поспорила, но в итоге согласилась, положившись на их опыт и результаты узи. Но все равно было неприятно, тем более что прямо рядом со мной в реанимации у девушки после кс была остановка дыхания и жуткое кровотечение (там в итоге все закончилось хорошо).

Сейчас прошло почти 3 месяца после родов, полет проходит нормально. Надеюсь, что мой отчет кому-то поможет. Будут вопросы — спрашивайте.

Все новости

Как прожить первую неделю после кесарева

На 38 неделе беременности меня определили в отделение патологии роддома ожидать планового кесарева сечения. Малыш так и не перевернулся. Тазовое предлежание, двукратное обвитие пуповиной вокруг шеи и запрокинутая головка – показания к операции неоспоримые. Все послеродовые палаты в медучреждении были рассчитаны на совместное пребывание мамы с малышом. Я подозревала, что ребенок на руках после операции – это нелегко, но как сложно пережить это в реальности, даже не снилось.

Будни новоиспеченной мамы

Дальше – палата интенсивной терапии, где через пару-тройку часов я вновь почувствовала собственные ноги, а вместе с ними и накатывающую боль. Она становилась все сильнее и поднималась по телу все выше. Теперь перевернуться на бок стало равносильно подвигу. А встать – вообще невыполнимой миссией. Но спустя семь часов после родов я все-таки сползла с кровати. В эти минуты я словно училась ходить заново.

К вечеру того же дня нам принесли малышей и оставили на пару часов. Сынок мирно спал в своем коконе из пеленок. Тогда трехкилограммовый сверток казался нереально тяжелым. Я положила сына на кровать и все два часа простояла, согнувшись, – так боль в животе переносилась легче. В какой-то момент я даже забыла о ней, рассматривая нового человечка, слушая тихое сопение, трогая его тепленькое тельце – наконец мы вместе!

Первую ночь детки провели под наблюдением врачей, а мамы – наедине со своей болью. Все тело неумолимо ныло, а голова не отключалась от обилия мыслей и эмоций. Уже потом я поняла, что это был мой последний и единственный шанс в больнице хоть как-то поспать.

Ранним утром нас перевели в послеродовую палату. На новое место переезжали уже с детьми на руках. Теперь нам, полным неумехам, предстояло самостоятельно заботиться о них. Буквально в первые же часы после переселения сынуля наградил меня полным подгузником. К тому моменту я ни разу не разворачивала его из пеленки, боясь потом не завернуть так же аккуратно. Но теперь деваться некуда: малыша нужно помыть, переодеть. На помощь обещала подойти медсестра – показать, как брать младенца, как его обмывать и где смазывать после совершенного туалета. Минуты в ее ожидании казались вечностью, ведь ребенок постоянно кричал – кому понравиться лежать в грязном подгузнике? Когда медсестра проделывала манипуляции с моим ребенком, они казались такими простыми и бесхитростными. Но как же было страшно держать в руках это голенькое желеобразное тельце самой!

Тренировки на неподвижной кукле ни в какое сравнение не идут с пеленанием в три слоя постоянно шевелящегося человечка. Первый опыт с заматыванием (иначе не назовешь) в узенькие больничные тряпочки оказался провальным. Сынок высвободился из неуклюжего конверта в считаные минуты. Пришлось переделывать. Позже я заменила местные лоскутки на нормальные трикотажные пеленки, а вместо двух других слоев стала надевать на ребенка чепчик и носочки – куда удобнее и легче! Учиться всем премудростям приходилось в полусогнутом состоянии. Ходить, вставать с кровати и носить на руках малыша было тяжко, особенно когда начали ставить болезненные окситоциновые уколы.

Днем в палату часто наведывались врачи: то на перевязку, то с капельницей, то вызывали на инъекции, анализы и прочие обследования. Так же активно велось наблюдение за новорожденными: прививки, УЗИ, пробы крови, слуховые тесты – и так целыми днями. Как назло, все эти обходы и процедуры начинались, когда ребенок мирно засыпал или я только-только его запеленала. Пришел врач, и конец всем твоим стараниям и долгожданному сну малыша. Учитывая, что в палате находились три пары мама плюс ребенок, я невольно становилась свидетелем быта и медицинских процедур обеих своих соседок. И это временное сожительство, надо сказать, было не из приятных. Одна женщина беспрестанно и громко говорила по телефону, не стесняясь в выражениях и невзирая на сон малышей. Вторая оказалась истеричной натурой, и на каждый писк своей дочки реагировала завываниями, причитаниями или руганью.

Ночью та же катавасия: если спит твой малыш, кричат соседские детки. Первую совместную ночь я не сомкнула глаз только потому, что лежала и слушала, как под боком сопит сын. Страшно было отключаться – вдруг что-то пойдет не так. Потом удавалось задремать на пару часов, а в остальном – такая же суета, как и днем. Ребенок то поесть запросит, то приходится менять памперс и вновь укачивать малыша с песнями и уговорами. В итоге утром я вставала изможденная ночными плясками, а днем – все по тому же кругу. В одну из ночей та самая истеричная женщина сорвалась и попросила врачей забрать малышку в отделение для новорожденных, чтобы немного отдохнуть. Видя ее отчаянное состояние, медсестры не отказали, и мамаша спокойно отключилась до самого утра. Я, измотанная физически и морально, в один из дней тоже была готова на время расстаться с сыном. Но мне стало так совестно и стыдно уподобляться своей неадекватной соседке, что я попросила медсестру только помочь запеленать ребенка, который никак не хотел лежать спокойно и не поддавался уже дрожащим рукам.

На четвертые-пятые сутки я готова была заплатить любые деньги, лишь бы меня поместили в отдельную палату. Но платные оказались заняты, а свободных просто нет – летом роддом работает, как конвейер, и все палаты забиты до отказа. К общей усталости добавилось какое-то постоянное чувство голода. Ведь теперь организм кормил еще и малыша. Понятно, что больничное меню не отличалось разнообразием и щедростью, а порой обеды вообще выглядели злой шуткой. Тут бы спасла домашняя пища, но и в ней выбор оказался невелик. Врачи с появлением молока запрещали то одно, то другое – приходилось облизываться, вспоминая о сытой беременности.

Психологически было так же нелегко. Усталость, порой растерянность, просто груда навалившихся обязанностей на фоне общего недомогания – мало кого это радует. В роддоме обсервационного типа посещения были разрешены только роженицам из платных палат. Простым смертным приходилось довольствоваться встречами на расстоянии. А так хотелось поделиться радостью, пожаловаться на свою тяжкую долю, просто почувствовать тепло близких. С какой же завистью я смотрела на девчонок, которые после естественных родов уже на третьи сутки с цветами и улыбками уезжали домой. А мне до выписки оставалось еще четыре долгих дня. К тому времени я не могла смотреть в зеркало без слез. И так хотелось спать. А когда наступил долгожданный день, я мечтала только об одном – бежать без оглядки из этого места.

А тем временем за границей.

С тех дней прошло больше года, но пребывание в послеродовой палате я предпочитаю не вспоминать. И не верю ни одной сказке, как же чудно после операции с тремя детьми и еще двумя замученными женщинами в одной комнате.

На мой взгляд, в случае с кесаренными роженицами идеально было бы раздельное пребывание с малышом хотя бы первые два-три дня, пока большое молоко еще не пришло, а мама еще не отошла от операции и не начала нормально ходить и вставать с кровати. Или по крайней мере должна быть возможность отдохнуть от младенца и отдать его врачам, когда накатывает дикая усталость. Неужели только что родившая женщина этого не заслужила?

По ее словам, рожениц поднимают с кровати только на второй день после операции, отводят на гигиенические процедуры, а потом можно прогуляться в уютном дворике на свежем воздухе. Очень удобно и то, что прямо в больнице местный юрист оформляет свидетельство о рождении, страховой полис – словом, все необходимые документы на ребенка. Для граждан США все это удовольствие с родами обходится в среднем в 15 000 долларов, если имеется соответствующий доход. Но государство не имело права отказать моей подруге как иностранке в срочной медицинской помощи, и операция с последующим трехдневным наблюдением в больнице Евгении ничего не стоили.

Сейчас я понимаю, что у совместного пребывания мамы с ребенком есть и огромные плюсы. Ведь это налаживает эмоциональный контакт, который помогает обеим сторонам быстрее адаптироваться и привыкнуть друг к другу. Только при постоянном нахождении вместе с чадом новоиспеченная родительница может пройти экспресс-курс по уходу за крохой, и дома без опеки врачей не шарахаться от него. А главное – женщина учится правильно кормить грудью и делать это по первому требованию ребенка. К слову, проблем с правильным прикладыванием у меня не возникло, а как итог – никаких болевых ощущений во время кормления, трещин и прочих неприятностей. Буквально через пару часов мучительных тренировок мы с сыном состыковались, и с той минуты малыш старательно раскрывал ротик и усердно работал язычком.

Пережив оперативные роды однажды, для себя я решила: если когда-то бог отправит к нам второго аиста, встречать его буду только в отдельной, пусть платной палате, где только мой ребенок сможет меня потревожить. А чувствовать поддержку и радость близких я буду кожей, а не через заколоченное окно.

Читайте также: