Закон о запрете абортов подписи


МОСКВА, 18 авг — РИА Новости. Участники общероссийского общественного движения "За жизнь!" объявили, что собрали ровно 1 миллион подписей в поддержку своей петиции за запрет абортов в стране. Символическую миллионную подпись группа альпинистов из Кузбасса поставила на вершине Эльбруса после восьмидневного восхождения.


"Эльбрус — самая высокая точка России и Европы. Мы считаем, что и все наше общество должно как бы подняться на эту нравственную высоту и понять, что если жизнь человека начинается с момента зачатия, то ее нельзя прерывать еще до рождения", — заявил РИА Новости лидер движения "За жизнь!" Сергей Чесноков.


"Мы выступаем за законодательную защиту жизни ребенка с момента его зачатия, этот посыл позитивный, — говорит Чесноков. — И, как следствие того, что жизнь должна быть защищена, прерывание этой жизни должно быть запрещено. Мы предлагаем запрет хирургических абортов, гормональных контрацептивов, имеющих абортивное действие, и операций ЭКО (экстракорпорального оплодотворения – ред.), предполагающих заготовление и уничтожение избыточных эмбрионов человека".


Участники движения "За жизнь!" подсчитали, что с момента начала действия их благотворительной программы "Спаси жизнь", а именно, с января 2015 года, было спасено от аборта, как минимум, 6907 детей. Именно столько мам отказались от искусственного прерывания беременности в результате предабортного консультирования и полученной помощи в рамках программы.

В мероприятиях фестиваля "За жизнь-2017" приняли участие более 500 участников из России, Белоруссии, Украины, Грузии, Сербии, Приднестровья, Литвы, Италии и Испании. В их числе — представители общественных и молодежных организаций, священнослужители, ученые, врачи, педагоги, деятели культуры и бизнесмены.


Исполнительный координатор Европейской федерации "Один из нас" Анна дел Пино (Испания) отметила, что 2 миллиона европейцев из 28 стран ЕС уже подписали "Европейскую гражданскую инициативу "Один из нас", требующую защитить законом жизнь детей до рождения.
"Эта инициатива доказала, что миллионы европейцев уважают право на жизнь и хотят жить в цивилизации жизни. Лишение права на жизнь нерожденных — это радикальное нарушение принципа недискриминации, на котором основывается Европейский Союз", — сказала дел Пино.

Почетный президент федерации "Один из нас" итальянец Карло Казини в свою очередь заявил, что сейчас многие европейцы смотрят на Россию с надеждой — что в отстаивании традиционных ценностей она "сможет играть первую роль" и стать примером для других стран.

"С христианской верой рождается ясное понимание того, что тот ребенок, который был зачат, — его тебе дал Господь. Глядя на маленького человечка, который еще только начинает расти в утробе матери, понимаешь, насколько тонкая работа была произведена Богом, и что Господь действительно велик, раз создал такую красоту", — сказал Казини. Он напомнил слова знаменитой матери Терезы из Калькутты о том, что "ребенок, не родившийся на свет, — самый бедный из всех бедных людей".

В дни работы фестиваля в Москве также прошла презентация Всероссийского совета православных объединений в защиту жизни, в который вошли и участники движения "За жизнь!". Председателем совета стал консультант патриаршей пресс-службы по биоэтике священник Федор Лукьянов.

В Русской православной церкви приветствовали объявление активистами "За жизнь!" итогов "подписной" кампании.

"Мы считаем, что беспрецедентная гражданская активность, связанная со стремлением защитить человеческую жизнь с момента зачатия, должна самым серьезным образом быть услышана и внести вклад в обсуждение данного вопроса на уровне государства и общества. Движение "За жизнь" в России показывает, насколько многие люди серьезно воспринимают проблему доступности абортов в российской системе здравоохранения", — заявил РИА Новости заместитель председателя синодального отдела Московского патриархата по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе.


"Мы полагаем, что движение "За жизнь!" в России, которое связано с движением за жизнь в других странах, в том числе в США, в Европе и других регионах Земного шара, является движением людей совести, которые не могут смириться с тем, что человеческая жизнь может быть прекращена в утробе матери совершенно произвольно и бесчеловечно", — заключил представитель РПЦ.

Осенью прошлого года инициативу с петицией благословил и поддержал собственной подписью и патриарх Кирилл, что сразу же привлекло к ней внимание и вызвало широкую дискуссию в обществе. После этого к акции присоединились еще ряд знаменитостей: певец Григорий Лепс, актер Дмитрий Певцов, бывшая "Мисс Вселенная" Оксана Федорова, олимпийский чемпион по боксу Евгений Тищенко, путешественник Федор Конюхов и другие.


В то же время российский Минздрав, как заявил замминистра здравоохранения Дмитрий Костенников, не поддерживает выведение абортов из системы ОМС. Представители ведомства полагают, что эта мера приведет к дискриминации отдельных категорий женщин и увеличению числа криминальных абортов.


По данным Росстата, в России ежегодно делается порядка 1 миллиона абортов, по этому показателю страна стабильно занимает первое место в мире. При этом лишь 3% из них проводится по медицинским и социальным показателям. В бюджете ФОМС на эти цели планируется около 5 миллиардов рублей в год.

Авторы петиции против абортов намерены передать подписные листы властям, после того как будут согласованы различные технические аспекты. Материалы ориентированы непосредственно на главу государства, уведомления направят в Госдуму, Совет Федерации и в профильные ведомства.

"Миллион — символичная цифра. Она достаточно велика, чтобы привлечь внимание власти и запустить механизмы по внедрению противоабортных инициатив. Мы будем вести консультации и с представителями властей", — говорит Сергей Чесноков.

В декабре прошлого года сообщалось, что экспертная рабочая группа федерального уровня в правительстве отклонила общественную инициативу о выведении абортов (за исключением случаев по медицинским показаниям) из системы ОМС в России.


В то же время официальные представители Русской церкви продолжают напоминать, что проблема распространения абортов может быть разрешена только в том случае, если женщины увидят реальную альтернативу в виде помощи и участия в их судьбе со стороны государства и общества.

Наиболее распространённые заблуждения противников делегализации абортов:

Должно ли убийство преследоваться по закону? Да, должно. Например, убийство матерью новорождённого ребёнка, даже в условиях психотравмирующей ситуации, преследуется по статье 106 УК РФ и максимально наказывается лишением свободы до 5 лет.

Является ли аборт, то есть насильственное прерывание жизни ребенка в материнской утробе, убийством?

1. От запрета число абортов не снизится, просто их будут делать подпольно.

В том случае, если соблюдение закона о запрещении абортов будет контролироваться государством, количество подпольных абортов сведется к единичным случаям. Но эффективность запрета не прямо пропорциональна количеству наказанных за его неисполнение. Важен сам факт признания государством того, что аборт – это убийство, что оно защищает права всех, а не только тех, от кого зависит чужая жизнь и кто считает собственный комфорт выше её. Соответственно и не останется тех, кто не понимает, какое чудовищное преступление он совершает (ведь даже нацисты убивали чужих детей, а при аборте мать убивает своих).

Идущая на подпольный аборт уже будет идти на преступление абсолютно сознательно и не сможет пенять, что кто-то ей не объяснил, что она не сгусток клеток убивает, а собственного сына или дочь. Но таких будет всё же меньше, чем сейчас, однозначно далеко не все согласятся идти на преступление. Очень немногие пойдут на риск уголовного преследования за совершение аборта, будь то производящие его абортмахеры или сами беременные женщины.

Сдерживающим фактором для последних также является и опасение за свою жизнь и здоровье, подвергающиеся большей опасности при криминальном аборте. Однако не будем механически переносить реалии прошлых веков на наше время, когда соблюсти санитарные условия в помещении в десятки раз проще, достаточно высоки уровень медперсонала, доступность и качество мединструмента и медикаментов.

2. Из-за запрета много женщин пострадает от криминальных абортов.

Этот тезис можно рассмотреть с двух сторон: медицинской и этической.

А) С 1989 г. аборты в Чили запрещены полностью и без исключений. При этом запрет абортов в Чили не привел к росту числа незаконных абортов. Напротив, в настоящее время Чили устойчиво является страной с одним из самых низких уровней материнской смертности в мире. Подробнее.

Почти четверть-вековое исследование, проведённое в Дании, показало, что показатели смертности у женщин, сделавших аборт на ранних сроках, почти в два раза выше, а у тех, кто сделал аборт на поздних сроках, – в четыре раза выше, чем у родивших. Подробнее.

Б) С этической стороны этот тезис сводится к тому, что комфорт матери при убийстве ею своего ребёнка – более значимая ценность, чем жизнь этого ребёнка. Кто больше нуждается в защите – преступник или его жертва? Ведь и насильники подвергаются высокому риску, и грабители, и наёмные убийцы.

Даже легальность абортов не делает их безопасными для здоровья женщин, такова плата за убийство собственного ребенка. И ничто не сохранит их здоровье лучше, чем невозможность совершения губительной операции вследствие ее запрета. В условиях, когда аборты загнаны в криминальное подполье, подавляющее большинство женщин отказывается от детоубийства, легко совершаемого ими при его легальности.

Тем же немногим, кто, отбросив соображения человеколюбия и преодолев страх наказания, сознательно идет на преступление, чтобы избавиться от своего ребенка, ничего не остается, кроме как винить самих себя за последствия сделанного ими выбора. Очевидно, что государство должно отстаивать не интересы убийц, но защитить права убиваемых массово и безвинно.

3. Запрет абортов приведет к всплеску убийств новорожденных их матерями.

Как полный абсурд звучат призывы оградить новорожденных детей от гибели путем заблаговременного их убийства еще в материнской утробе.

Раз дети абортируются в обстановке общественного спокойствия, то жизнь ребёнка не стоит того, чтобы при её защите это спокойствие нарушалось? Лучше тихо и спокойно убивать детей, чем инициировать преследование детоубийц, взбудоражив тем самым умы обывателей?

Более того, за рассмотренные десять лет было отмечено сокращение женской смертности, связанной с беременностью, родами и послеродовыми осложнениями, что вкупе с уменьшением количества выкидышей свидетельствует о всеобщем улучшении репродуктивного здоровья женщин. За тот же период в Польше была зафиксирована только одна смерть, наступившая в результате нелегального аборта.

4. Бороться с абортами следует не запретами, а просвещением.

Во-вторых, просвещение потенциально может спасти меньше детских жизней, чем уголовный запрет. Подтверждением этому служит существование Уголовного кодекса. Если бы просвещение было эффективно, то никого бы в тюрьму за убийство взрослого человека не сажали. А ведь с тем, что убивать человека – это очень плохо, согласны 99,9% людей, при том, что тех, кто осознаёт, что нерождённый младенец – тоже человек, и его уничтожение является убийством, – значительно меньше. В результате получается парадоксальная ситуация: некоторые не согласны с тем, что убийц взрослых людей можно остановить пропагандой, но при этом утверждают, что матерей-убийц – можно!

5. Государство обязано материально обеспечить всех женщин, чтобы они не становились убийцами собственных детей.

Разве материальный достаток взрослых и дееспособных ценнее жизней маленьких и беззащитных?

Корни этого тезиса – из советских времён, когда государство позиционировало себя социалистическим и в ближайшем будущем обещало коммунизм, т.е. пыталось взять на себя материальное обеспечение граждан. При этом большинство граждан считало, что они имеют право воровать на работе, так как всё и так общее.

Абсурдность этого тезиса также очевидна, ведь его сторонники не осуждают наличие в Уголовном кодексе статей против воровства. Ведь воруют те, кому не хватает, а если не хватает, то получается, что виновато государство, ведь оно не обеспечило! И насильников тогда нельзя осуждать, ведь государство не создало широкую бесплатную сеть публичных домов, люди вынуждены нарушать закон.

Представим себе концлагерь, пришёл состав со 100 вагонами (около 4000 человек). Выходит администрация лагеря и говорит, чтобы их везли в газовую камеру, так как бараки для приёма новых заключенных ещё окончательно не достроены, охрана недоукомплектована, остальным узникам и так тесно, еды может не хватить. Формально администрация права. В России ежедневно убивается не меньше, чем этот состав, и даже среди христиан мы слышим голоса, что мы ещё не готовы принять этот состав, а давить на администрацию и некоторых несогласных узников нехорошо, подождём, когда они дозреют сами. И, может быть, и бараки достроят через несколько лет, и прочие вопросы решат… Кто из нас готов посмотреть в глаза хотя бы одному из этих 4000 человек, которых так обоснованно предлагают продолжать убивать?…

Также нужно отметить, что наше государство все же не стоит в стороне от проблемы, оно содержит дома малютки и детские дома и даёт возможность гражданам усыновить брошенных детей.

6. Наказывать одну женщину несправедливо, в случае убийства своего ребёнка, совершённого матерью, её половой партнёр также должен нести ответственность за свою вину.

Кто принимает окончательное решение об убийстве ребёнка? Мне известен случай, когда девушку-чеченку родственники накачали наркотиками и отвезли к абортмахеру, так как сама она не хотела убивать ребёнка, зачатого от русского мужчины, но это исключительный случай (между прочим, мужчина её всё же выкрал у родственников и у них уже двое детей в счастливом браке). Мужчина может уговаривать, убеждать, запугивать, но не убить.

За подстрекательство к аборту, тем не менее, также должна быть предусмотрена уголовная ответственность, безотносительно к тому, кем осуществляется это подстрекательство: медработником, бабушкой или отцом ребёнка.

7. Число абортов не уменьшится, желающие их совершить сделают это в других странах.

Во-первых, далеко не все. Одно дело – дойти до ближайшей клиники и совершить легальный аборт без отрыва от работы или учёбы, а другое – решиться на загранпоездку, понимая, что это преступление и что возможные осложнения придётся уже расхлёбывать на родине и самостоятельно.

Во-вторых, для нас и наших детей важнее нравственный климат в нашей стране, то, что в других легализуют проституцию, наркотики и извращения, плохо, но это не наша вина. А в том, что в нашей стране не защищена жизнь человека с момента зачатия, – вина каждого, кто активно не протестует против этого.

8. Аборты уже запрещали при Сталине, ничего этим не добились.

Впервые в новейшей истории, не считая французской революции, аборты были разрешены по инициативе Ленина 18 ноября 1920 года. С 1956-м Европа последовала дурному примеру, начиная с социалистических стран, а с 1967-го к ним начали присоединяться и капиталистические. В США прерывание беременности по всей стране было легализовано в 1973 году.

С 1936 по 1955 год аборты в СССР были ограничены (а не запрещены, как многие считают), сталинское законодательство об абортах было на тот момент самым либеральным во всём мире, с этим не спорят даже самые преданные сталинисты.

9. Пропаганда современных методов контрацепции решит проблему абортов лучше любых запретов.

К современным средствам контрацепции принято относить спирали и гормональные препараты. Но и то, и другое относится к абортивным методам контрацепции. Нет особой разницы, зарезать человека или отравить, результат одинаковый.

10. Запретить аборты просто нереально.

В 2012 году в Венгрии вступила в силу новая Конституция, согласно которой человек имеет право на жизнь с момента зачатия, в Польше аборты были запрещены Законом от 7 января 1993 г.

11. Запрет ограничивает женщин в правах.

Не будем забывать, что при аборте женщина убивает не себя, а другого человека, другую личность. Кто из нас отождествляет себя со своей матерью, считает себя её частью? Может быть, только кто-то из тех, кто проходит лечение у психиатра. Там, где заканчиваются права матери, начинаются права ребёнка, те, кто ратует за право матери на убийство, забывают о праве ребёнка на жизнь.

У женщины, зачавшей ребёнка, есть возможность родить его и отдать на временное воспитание в дом малютки или усыновителям. Это значительно лучше, чем убить.

12. Заключение.

Совершенно очевидно, что убийство ребенка в утробе должно быть законодательно запрещено, как и всякое другое убийство. Историческая практика показывает, что лишь строгие запреты под контролем государства являются лучшим методом для борьбы с любыми преступлениями.

При всей необходимости воспитательной работы в обществе, только немедленный запрет абортов может положить предел детоубийству как массовому явлению.

Ответственность за деяние, нарушающее общественные нормы и законы государства, падает на человека, преступившего их. Но если преступление оправдывается обществом и узаконивается государством, последствия его тяжким бременем ложатся на весь народ, на каждого из нас.

Что мы можем сделать? Хотя бы проголосовать здесь.


В России с новой силой развернулась дискуссия вокруг темы запрета абортов. Активисты предлагают присваивать статус человеческого существа зачатому ребенку. Сбором подписей под обращением занимаются общероссийское общественное движение "За жизнь" и движение "Православные добровольцы". Активисты призывают запретить как хирургическое, так и медикаментозное прерывание беременности. Детский омбудсмен Анна Кузнецова напомнила, что весь цивилизованный мир не первый год выступает против абортов. Она подчеркнула, что в этом вопросе необходим системный подход, и власти активно занимаются этой проблемой, в частности, в стране успешно работает система консультаций для беременных женщин, специалисты которой сумели отговорить 67 тысяч будущих мам от прерывания беременности. Глава синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда пояснил журналистам, что принципиальная позиция РПЦ заключается в требовании выведения абортов из системы обязательного медицинского страхования. К чему приведёт запрет абортов? Корреспондент "Вестей ФМ" Анастасия Борисова выслушала аргументы сторонников и противников инициативы.

Признать ребенка человеческим существом с момента зачатия, а не с момента рождения, и запретить "легальное убийство детей": активисты движения "За жизнь" фактически предлагают признать незаконными любые формы прерывания беременности в нашей стране. Исключение не стоит делать и для так называемых медикаментозных абортов, поясняет лидер движения Сергей Чесноков:

"Очень часто диагнозы не подтверждаются. Все-таки это вопрос нравственности: в какой момент мы будем считать человека человеком, а в какой - нет? Когда у него нет руки - это человек или нет? Когда у него нет легкого - человек или нет? Когда у него нет мозга? Этот инвалид имеет право на жизнь, этот - не имеет. Сейчас существует такой подход, что как только замечена какая-то угроза жизни матери, то сразу же делают аборт и потом спасают женщину. Мы считаем, что нужно спасать жизнь матери и при этом, насколько возможно, спасать младенца. Ну, если это не получится, то это будет уже неизбежность".

Аборт, сделанный женщиной, забеременевшей после изнасилования, лишь усугубляет общее критическое состояние жертвы, считает Чесноков. А потому ребенка лучше родить, чтобы впоследствии иметь возможность от него отказаться.

Вместе с тем авторы петиции призывают дополнительно выделять из федерального бюджета средства беременным женщинам и семьям с маленькими детьми, а также упростить систему усыновления и ввести ряд других мер поддержки семьи и детей.

Уполномоченная по правам детей в России Анна Кузнецова петицию фактически поддержала, заявив, что "весь цивилизованный мир не первый год выступает за запрет абортов". При этом, однако, она подчеркнула, что "в вопросе абортов нужен системный подход". В том, что от одних лишь запретов пользы не будет, уверен и лидер партии ЛДПР Владимир Жириновский:

"Против подобных запретов, ибо это не остановит женщину от избавления от беременности, ибо она такое решение приняла. Это увеличит количество подпольных абортов, врачи будут зарабатывать. И не только врачи - акушерки, санитарки - кто угодно. Это вредная инициатива. Надо бороться не путем запретов, а путем уговоров - просить женщину родить".

Между тем сторонники запрета абортов говорят о том, что в России уже действует система консультаций для беременных женщин. Там, по официальным данным, специалисты сумели отговорить 67 тысяч будущих мам от прерывания беременности.

В Европе аборты в той или иной форме разрешены практически во всех странах, под категорический запрет они попадают лишь на территории Мальты и Ватикана. В некоторых европейских странах при этом основанием для аборта могут служить и так называемые социально-экономические причины. Однако ставить знак равенства между правом женщины на аборт и демократией не стоит: борьба за свободу - это борьба за право ребенка на жизнь, уверена директор Общественного центра правовых экспертиз и законопроектной деятельности Ольга Леткова:

"Вообще, международным правом установлен принцип защиты прав ребенка - как до, так и после его рождения. То есть, согласно международным нормам, ребенок признается человеком еще до рождения. И, исходя из этого, в большинстве стран - в 119 - аборты допускаются только при угрозе жизни и здоровью матери. Их не разрешают делать вот так вот по желанию женщины, как, допустим, в России. А у нас нет свободы выбора в Конституции. У нас есть право женщины на медицинскую помощь. Но, извините, беременность - это не заболевание. Поэтому говорить о том, что она лишается права на медицинскую помощь, как некоторые пытаются подводить под Конституцию, это не совсем правильно".

Петицию о запрете абортов поддержали и в РПЦ: свою подпись под документом поставил лично патриарх Кирилл. При этом выведение абортов из системы обязательного медицинского страхования - принципиальная позиция Церкви. Впрочем, по закону у нас в стране аборты, по сути, и так не входят в систему ОМС, говорит полномочный представитель правительства в Конституционном суде Михаил Борщевский.

"Аборт по ОМС делается только по медицинским показаниям, когда развитие плода грозит жизни матери. Или когда заведомо известно, что у плода поражён мозг, и он будет не человеком, а "овощем". Ну, там ещё есть какие-то медицинские показания. Но только по медицинским показаниям. В обычной ситуации из-за аргументов вроде "он меня бросил", "я передумала" или даже "у меня нет денег на рождение ребенка" никто бесплатно аборт делать не будет. Одновременно всё-таки продавливается законопроект о запрете на беби-боксы, то в какое положение мы ставим женщину? Мы ставим её в положение, что родить ребёнка и сдать его в беби-бокс она не может. Родить ребенка и кормить его сама она не в состоянии. Мы будем находить детей в помойках, завёрнутых в целлофановые пакеты".

Именно для предотвращения убийства новорожденных детей собственными матерями и существуют так называемые беби-боксы. Специально оборудованные колыбели обычно открывают при больницах и религиозных учреждениях: там мать может оставить своего ребенка, тем самым отказавшись от него, и при этом она будет уверена в его безопасности, говорит глава комиссии Общественной палаты по поддержке семьи, детей и материнства певица Диана Гурцкая:

"Мы - за беби-боксы, за "окна жизни", потому если мы сможем спасти хоть одного ребенка, это уже многое значит. Надо понимать, что очень часто мы сталкиваемся с проблемами, когда в лесу оставляют детей, они там мерзнут. Поэтому, может, лучше с этой ситуацией бороться, нежели с беби-боксами?".

Вопрос о запрете беби-боксов обсуждается уже давно. Автором законопроекта стала сенатор Елена Мизулина. "Ячейки для подкидышей" не несут никакой пользы, уверена и директор благотворительного Фонда профилактики социального сиротства Александра Марова. Проблему убийства младенцев они никак не решают, говорит она:

"Детей убивает совсем другая целевая группа матерей. А в беби-боксы попадают дети, о которых заботятся. И опыт показывает, что матери, которые там оставляют детей, делают это из лучших побуждений. Ну, то есть они думают, что таким образом они помогут своему ребенку. А матери, которые идут на убийство своих детей, они вообще не используют беби-боксы. Для этих женщин важно избавиться от ребенка быстро, они не заботятся о сохранении его здоровья и жизни".

Анонимность матерей, оставляющих своих детей, является серьёзным нарушением: ребенок никогда не узнает своих родителей, а это противоречит Конвенции ООН о правах ребенка, говорит директор Общественного центра правовых экспертиз и законопроектной деятельности Ольга Леткова:

"У ребенка есть право на семью, право знать своих родителей и многие другие права, которые предусмотрены Конвенцией о правах ребенка, в частности. И, собственно, Комитет ООН по правам ребенка в данном случае говорит о том, что государства должны идти по пути развития социальной службы помощи семьям, а не создания условий для облегченного отказа от детей, потому что это нарушает право ребенка на семью".

Нарушение беби-боксами Конвенции ООН и стало ключевым аргументом для правительства России, которое сегодня официально поддержало законопроект об их запрете. Он предусматривает административное наказание за создание "окон жизни".

Тема запрета абортов в очередной раз была поднята законодателями. Животрепещущий вопрос обсудили накануне на заседании комитета Тюменской областной думы по социальной политике. Депутаты предложили целый ряд инициатив, которые усложняют возможность проведения этой процедуры.

Парламентарий от "Единой России" Евгений Макаренко предложил ввести уголовную ответственность за склонение к аборту, коммунист Юрий Юхневич высказался за вывод аборта из системы обязательного медицинского страхования, а "единоросс" Владимир Ермолаев предложил запретить аборты без согласия отца ребенка – в настоящий момент решения об аборте, как правило, принимают мужчина и женщина, но если женщина решилась сделать аборт – запретить ей никто не может.

"Об этом уже много времени говорится, чтобы юридически такой прецедент создать, чтобы законодательно закрепить. Потому что бывают случаи, когда папы не знают, что жена или подруга пошла и сделала аборт против его желания", – высказался Владимир Ермолаев.

Вопрос ограничения или запрета абортов периодически обсуждается на федеральном уровне. 18 февраля депутат Госдумы Виталий Милонов предложил закрепить в преамбуле Конституции РФ, помимо веры в Бога, запрет на аборты. Парламентарий предлагал прописать "право ребенка на специальную охрану и заботу, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения".

Его инициативу поддерживает председатель Национального родительского комитета России, многодетная мать Ирина Волынец. В беседе с корреспондентом Накануне.RU она сообщила, что выступает против абортов в принципе – неважно, согласован он с отцом или нет.

"Я считаю, что в Конституции должна быть еще одна поправка – это защита жизни с момента зачатия. Потому что самые бесправные, незащищенные – младенцы в утробе своих матерей", – заявила она. Волынец высказала мнение, что если ребенок не нужен матери, то лучше пусть она отдаст его на попечение государства. Аборт общественница назвала убийством.

При этом председатель Национального родительского комитета признает, что государственных мер по поддержке женщин и семей в целом недостаточно, и выразила мнение, что выплата различных пособий также должна вестись уже с момента зачатия, а не рождения.


600? '600px': '100%' ); width:100%;" title="беременность, беременная(2017)|Фото:Накануне.RU" />

"Тех мер, которые государство оказывает сегодня нашим мамам, явно недостаточно для того, чтобы запретить аборты или хотя бы вывести их из ОМС. И, несмотря на то, что было собрано 1,2 млн подписей за запрет абортов, есть еще и другая часть населения, которая не поддерживает эту инициативу. Это нормально. Потому что наша страна демократическая, решение принимается большинством. Я думаю, истинное соотношение тех, кто за и против, покажет очень демократичный способ – референдум. Но его вряд ли проведут", – заявила Ирина Волынец.

Она полагает, что все можно делать постепенно: вывести аборты из системы ОМС и начать ощутимую поддержку женщин с детьми со стороны государства, и когда ребенок станет высшей ценностью, то и аборты никто не будет совершать. "Когда женщина уверена в завтрашнем дне, она рожает, даже если у нее нет мужа. Если она уверена в муже, то она тем более рожает", – сказала Волынец.

По ее мнению, единственные исключения, при которых женщинам можно сохранить право на аборт – при риске рождения больного ребенка или в случае изнасилования.

Председатель пермской общественной организации за права многодетных Людмила Елтышева с мнением Волынец не согласна. Она подчеркнула, что в таком вопросе необходимо, прежде всего, учитывать мнение женщин, и у них должен быть выбор.

"Конечно же, нужно спрашивать женщин. Если нас не будут спрашивать, могут принять какой-нибудь закон о семейном праве на личную жизнь. И тогда государство заберется к нам под одеяло и ляжет в постель. У женщины должно быть право на выбор. Ситуации бывают разные. Государство, запрещая аборты, будет иметь обратную ситуацию – будут легализованы подпольные аборты", – высказалась Людмила Елтышева, добавив, что по ее мнению сама мысль об абортах отпадет тогда, когда в стране будет стабильность, когда семьи не будут рисковать оказаться за чертой бедности.

Также общественница отметила, что любые законы, которые касаются детей, должны принимать люди, у которых есть дети.


600? '600px': '100%' ); width:100%;" title="Мое тело - мое дело, лозунг, феминизм, митинг против запрета абортов(2020)|Фото: anarchofeminism.noblogs.org" />

Активно выступают против инициативы тюменского депутата представительницы феминистического движения, которые периодически проводят различные акции под лозунгами: "ее тело – ее дело". Так, жительница Тюмени Ольга, попросившая не называть ее фамилию, считает, что конечное решение должно оставаться за женщиной, поскольку рождение ребенка полностью меняет ее жизнь. И именно она несет риски, когда выбирает материнство.

"Мужчина имеет право высказать свое желание стать отцом в случае незапланированной беременности, но не более того. Решать – делать аборт или нет, должны женщины. Поскольку именно они рискуют жизнью и здоровьем во время беременности и родов. Да, умереть можно и от абортов. И такая статистика есть. Но в нее входят абсолютно все случаи, включая выкидыши, аборты по медицинским показаниям и криминальные аборты, которых станет больше, если женщин начнут ограничивать. Кроме того, беременность тоже имеет множество различных рисков и осложнений. И не мужчина рискует своей карьерой. Решать – сохранять беременность или нет – должна именно женщина", – высказалась активистка.

Депутат Тюменской областной думы от КПРФ Тамара Казанцева сообщила, что не поддерживает ни инициативу своего коллеги по партии – Юрия Юхневича по выводу абортов из системы ОМС, ни инициативу Ермолаева о запрете абортов без согласия мужчины. Она тоже считает, что последнее слово должно быть за женщиной.

"Все равно решает женщина. Она смотрит, какие отношения с мужем, материальный достаток семьи и все остальное. Я думаю, что нам нужно закрепить законодательно увеличение достатка семьи. А запрещать аборты нельзя. Я помню те времена, когда аборты были запрещены. Они становились криминальными. Все было чревато здоровьем и жизнью", – сказала народная избранница.

По ее словам, меры, которые принимаются на уровне государства и региона (в частности, материнский капитал), уже позволили снизить количество прерываний беременности. И необходимо продолжать работу в этом направлении.

Читайте также: